Кремень FM24 Реклама
Kremen FM24M Реклама

Патентные паразиты: Bambu Lab обвиняют в присвоении чужих разработок

news3dtoday
Идет загрузка
Загрузка
24.11.2023
4769
16
Новости

Подпишитесь на автора

Подпишитесь на автора, если вам нравятся его публикации. Тогда вы будете получать уведомления о его новых статьях.

Отписаться от уведомлений вы всегда сможете в профиле автора.

21

Китайская компания-производитель Bambu Lab, успевшая за пока еще недолгую историю набрать множество поклонников весьма успешными настольными FDM 3D-принтерами, попала под критику нескольких видных представителей аддитивной отрасли. Причина в том, что предприятие патентует опенсорсные решения, позаимствованные у других разработчиков.

Патентные паразиты: Bambu Lab обвиняют в присвоении чужих разработок

Эта история началась еще в марте 2023 года, когда основатель чешской компании-производителя 3D-принтеров Prusa Research Йозеф Пруша опубликовал пост в своем блоге под названием «Состояние опенсорса в 3D-печати на 2023 год». В статье Йозеф благодарит сообщество и подчеркивает приверженность предприятия опенсорсной философии — открытых разработок, доступных всем желающим. Это касается как оборудования, так и программного обеспечения — фирменного слайсера PrusaSlicer, основанного на опять-таки опенсорсной программе Slic3r.

Далее Пруша рассуждает о новом тренде — нарушении открытых лицензий отдельными игроками рынка, берущими опенсорсные разработки и превращающими их в закрытые решения. Пруша сетует, что если раньше такие действия вызывали резкую реакцию сообщества вплоть до бойкота продукции или даже производителей, в результате чего последним приходилось менять свою политику, то теперь все заканчивается легким и быстро забываемым возмущением, а нарушителям все сходит с рук.

В качестве объекта критики никто конкретно в статье Пруши не упоминается, но ответа долго ждать не пришлось. Ответчиком выступил китайский стартап Bambu Lab, за последние полтора года или около того подмявший под себя значительную долю рынка настольных экструзионных аддитивных систем. Судя по всему, в самой Bambu Lab поняли, что речь идет в том числе и про них: спустя полторы недели генеральный директор Тхао Е опубликовал встречный пост, в котором настаивает на праве патентовать доработки опенсорсных решений. Такая формулировка в посте отсутствует, но стартап занимается именно этим, подав уже как минимум тридцать две заявки, некоторые из которых очевидно основаны на чужих наработках в свободном доступе. Тхао Е об этом не упоминает, объясняя патентную деятельность защитной тактикой: Bambu Lab якобы придерживается прагматичного подхода и принимает меры, чтобы ее продукцию не копировали все кому не лень, как это произошло с 3D-принтерами Prusa i3, но при этом не собирается мешать другим разработчикам.

Патентные паразиты: Bambu Lab обвиняют в присвоении чужих разработок

Настольный 3D-принтер Bambu Lab X1 Carbon с системой автоматической смены филамента (AMS)

Практика оборонительных патентов действительно существует: суть в том, что предприятие патентует конкретную разработку с целью подачи ответного иска в том случае, если кто-то обвинит их в краже технологий, но при этом не ставит целью лишение остальных разработчиков доступа к технологиям. Проблема в том, что грань между оборонительным патентованием и патентным троллингом очень тонка и зависит исключительно от благонадежности владельцев патентов. Патентный троллинг — прямо противоположная тактика, когда кто-то патентует идею, нередко чужую, исключительно с целью выжимания средств из разработчиков. Сами патентные тролли, как правило, ничего не разрабатывают и не производят. Есть и еще одна категория, похожая на патентных троллей — так называемые патентные паразиты.

Термин «патентные паразиты» в оборот ввел около десяти лет назад профессор юридического факультета Университета штата Джорджия Янив Хелед. Профессор Хелед считает, что для наилучшего понимания мотивов и тактики патентных троллей необходимо проводить параллели с биологическими паразитами. Последние выживают за счет других организмов, в отличие от симбионтов не давая ничего взамен. Такую же картину можно наблюдать на примере некоторых компаний, пользующихся разработками в открытом доступе, но закрывающих доступ к собственным модификациям опенсорсных проектов. Попадает ли под это определение Bambu Lab?

К обсуждению присоединились научный сотрудник канадского Центра аэрокосмических производственных технологий и редактор научного журнала HardwareX Апурв Кулкарни с профессором Мичиганского технологического университета Джошуа Пирсом. Последний должен быть хорошо знаком нашим читателям: Джошуа — один из ведущих пропонентов опенсорсных аддитивных технологий наряду с основателем движения RepRap, профессором Адрианом Боуэром. За плечами профессора Пирса множество самодельных проектов, выложенных в открытый доступ — точильный станок для кустарного производства компрессионных шнеков, экструдер филаментов из вторичного сырья Recyclebot, 3D-принтер Cerberus для работы с тугоплавкими конструкционными термопластами вроде полиэфирэфиркетона (PEEK) и даже недорогой 3D-принтер для печати металлической проволокой.

Пирс и Кулкарни опубликовали статью «Патентные паразиты: неизобретатели патентуют существующие изобретения с открытым исходным кодом в сфере технологий 3D-печати». Авторы приводят несколько наглядных примеров. Один из них касается патентования комбинаций расходных материалов компанией Z Corporation, позднее поглощенной корпорацией 3D Systems — одним из ведущих мировых производителей профессиональных и промышленных аддитивных систем. Конкретно речь идет про комбинированные порошки с пятидесятипроцентной долей полилактида. Вторая половина может приходиться на полиамиды, поликарбонаты, полиэфиркетоны и другие полимеры, многие из которых, включая сам полилактид, активно использовались в аддитивных технологиях до подачи патентной заявки со стороны Z Corporation.

Патентные паразиты: Bambu Lab обвиняют в присвоении чужих разработок

Hangprinter Торбьорна Людвигсена (слева) и иллюстрация из патентной заявки ORNL (справа)

Второй пример описывает нашумевшую историю с Hangprinter — опенсорсной аддитивной системой, разработанной тогда еще студентом Торбьорном Людвигсеном. Система представляет собой экструдер, перемещающийся по натянутым тросам, за счет чего достигается огромный рабочий объем. Торбьорн опубликовал свой проект в районе 2017 года, а в 2022 году Национальная лаборатория в Ок-Ридж (ORNL) попыталась запатентовать аналогичную систему SkyBAAM.

SkyBAAM позиционировалась уже как строительное аддитивное оборудование с подвеской головки на тросах, ведущих к кранам. Забавный момент здесь в том, что ради демонстрации возможностей своего прототипа Торбьорн напечатал условную модель Вавилонской башни высотой в несколько метров, так что идея применения в строительстве тоже была позаимствована у молодого шведского инженера. Торбьорн в итоге выиграл патентный спор при поддержке Боуэра, Пирса и ряда неравнодушных граждан, скинувшихся на судебные издержки: летом этого года Ведомство по патентам и товарным знакам США отвергло первоначальную заявку ORNL, но приняло упрощенный вариант, не затрагивающий наработки Людвигсена. В итоге проект Hangprinter остается опенсорсным.

Досталось и Bambu Lab: Пирс и Кулкарни разобрали сразу три патента этой компании, зарегистрированных китайским патентным ведомством. Сюда входит система очистки сопел, в целом аналогичная опенсорсным решениям компании LulzBot и многим другим, доступным на Thingiverse, а также две наработки, видимо позаимствованные у той самой Prusa Research. Одна из них — система автоматической смены филамента AMS по тому же принципу, что и MMU от команды Пруши. Вторая — алгоритмы динамической регулировки толщины слоев, реализованные в программе PrusaSlicer с 2020 года. Само собой, все наработки Original Prusa находятся в открытом доступе, так как многие из них сами основаны на опенсорсных проектах, но Bambu Lab не просто пользуется плодами чужих трудов, но еще и патентует свои модификации.

Патентные паразиты: Bambu Lab обвиняют в присвоении чужих разработок

Система автоматической смены филамента MMU2 на 3D-принтере Prusa i3 MKS3 (слева и в центре) и схема из патента Bambu Lab, реализованная в системе AMS (справа)

Даже если отбросить в сторону этическую составляющую, остается несколько проблем. Хотя генеральный директор Bambu Lab Тхао Е и заявил, что патенты носят сугубо оборонительный характер, нет никаких гарантий того, что он будет занимать должность вечно и что следующий руководитель выполнит обещание предшественника. В конце концов, компанию могут продать, либо продать сами патенты, после чего они могут попасть в руки уже самых настоящих патентных троллей.

Более того, создается опасный прецедент. Другие разработчики могут последовать примеру и начать активно патентовать свои изобретения, даже ранние, что может привести к пересечению заявок и сплошной путанице с авторскими правами. Даже если правообладатели не собираются преследовать других разработчиков, последние могут отказаться от использования запатентованных решений в своих проектах, опасаясь судебных исков, а это может привести к провалу инновационных разработок и образованию монополий. К тому же, многие стартапы специально не патентуют свои разработки из соображений экономии, но это делает их уязвимыми к атакам патентных троллей и патентных паразитов. Хуже того, патентование может серьезно затормозить развитие не только аддитивной отрасли — под удар могут попасть многие научные сферы.

Пирс и Кулкарни даже приводят цифры: сейчас ученые на скромных грантах могут самостоятельно собирать дешевое, опенсорсное оборудование, например те же биопринтеры, в некоторых случаях экономя 87% от стоимости профессиональных инструментов, и это касается не только аддитивных систем. Такая же картина наблюдается и с программным обеспечением: около 90% облачных серверов полагаются на опенсорсные разработки, включая мощности таких гигантов, как Google, X (бывшая Twitter), Yahoo, Amazon и одной холдинговой компании, владеющей двумя крупными социальными сетями, плюс популярным опенсорсным мессенджером, и внесенной Тверским судом Москвы в список экстремистских организаций. Более того, все суперкомпьютеры работают на опенсорсных операционных системах. Все это говорит о том, что бесплатное, опенсорсное программное обеспечение и оборудование играют важную роль в техническом прогрессе человечества в целом, а уход в патентование будет только мешать.

Патентные паразиты: Bambu Lab обвиняют в присвоении чужих разработок

Динамическая регулировка толщины слоев в PrusaSlicer (слева) и иллюстрация из патента Bambu Labs (справа)

Авторы статьи подчеркивают, что объяснение Bambu Lab касательно оборонительной патентной тактики не выдерживает критики, так как на такие случаи существуют открытые лицензии, коими она сама и пользуется. В открытых лицензиях уже предусмотрено право на общий доступ, включая требования к опенсорсности модификаций оригинальных разработок. Отсюда и претензии к Bambu Lab, нарушающей лицензионный принцип преобразования опенсорсных продуктов в новые опенсорсные продукты. Более того, авторы считают, что Bambu Lab намеренно использует расплывчатые и даже не соответствующие содержанию формулировки в заголовках, чтобы спрятать патенты от сообщества. Например, патент на динамическую регулировку толщины слоев называется «Метод и аппарат для 3D-печати, система хранения и программный продукт».

Пирс и Кулкарни также обращают внимание на распространенность патентного паразитизма именно среди китайских компаний, ставшую возможной благодаря то ли разгильдяйской, то ли умышленной политике Патентного ведомства КНР.

Bambu Lab тем временем настаивает, что ее интересует лишь честная, конкурентная борьба — выражаясь словами директора Тхао Е, «даешь гонку вооружений». 

А у вас есть интересные новости? Поделитесь с нами своими разработками, и мы расскажем о них всему миру! Ждем ваши идеи по адресу news@3Dtoday.ru.

Подпишитесь на автора

Подпишитесь на автора, если вам нравятся его публикации. Тогда вы будете получать уведомления о его новых статьях.

Отписаться от уведомлений вы всегда сможете в профиле автора.

21
Комментарии к статье